21:06 

Все в нашей жизни похоже на лестницу. Длинную, со мноржеством ступеней. Каждый идет по своим собственным ступеням, отсчитывая день за днем и останавливаясь лишь когда под ногами зазияет очереденой провал.
Хармони Интес - не исключение, а значит, и на ее жизненной лестнице случаются пролеты. Вот такие, как сейчас.
Ветер подул с севера, неся за собой охапки пожелтевших с приходом осени листьев, прогнал их под ногами, как золотистые перекати-поле. Куртка, купленная в близлежащем супермаркете, предательски пропустила холод. Хармони поежилась, стоило ледяным осенним пальцам пощекотать ее под мышками.
Хотелось читать книги, пить какаое и сидеть дома. Но мечты - это месты, а работа - это работа. Она не спрашивает, когда приходить.
Молодая пара, прошедшая мимо, одарила десятиклассницу куском внимания и тут же отвернулась, занятая более важными делами. За ей последовал немолодой мужчина неприяглядной наружности, одетый в длинный пуховик. Обычный, ничем не примечательный, но такой, с каким не хотелось бы встречаться с темной подворотне. Подталкиваемая очередным порывом ветра, вода в остывшем за последний месяц предке м несколькими жестянками у берега, затрепетала. Пошла рябью, точно скань, сминаемая чьей-то рукой.
Погода стояла холодная, а впереди маячила зимняя стужа, а значт и огромные проблемы с пуховиками, под которые не спрячешь оружие, ребристыми подошвами на ботинках и редкими сигаретами, кои так неудобно курить на морозе - пальцы так и норовят отвалиться.
Йеми всегда появляются неожидано, но этого Хармани заметила издалека - низинный вынырнул из глубин метрополитена вместе с толпой обычных людей. Остановился на последней ступени, выискивая глазами связного. Связную. Хармони не видела, просто почувстсовала знакомый холод, охватывающий все, чего касался взгляд этих существ. Ведьт совсеи несложно - почувствовать, куда труднее понять - откуда. И не важно, что глаза скрыты капюшоном, отороченным искуственным мехом, а за спиной - рюкза, такой же, какие сейчас носят школьники.
Преодолев несколько метров до перехода, Йеми остановился. Невысокий по сравнению с большинством своих сородичей, он мог бы сойти за подростка, спешащего из школы по своим делам. Вот только донм его куда дальше и глубже, чем дома простых обывателей.
- Заждалась. - вижу, - подъходить близко он не стал - остановился в трех шагах. Осторожный и ловкий, под стать всему своему племени.
- Бывает, - предупреждающий взгляд полетел прямо под опущенный капюшон. Не будь на нем масировки, сверкать бы его глазищам багровыми угольями на всбю улицу. А так - лишь коасный мазок в тени, как от всполоха спички. - Долго добирался?
- Отставим, - всего пара шагов в ее сторону, и вот он уже стоит совсем близко, источая ауру напряженности, как запах одеколона. - Не церемонюсь и никогда.
- Вот и ладушки, - сверток скользнул к ней в руки, как упаковка горячих пирожков. И тут же потянул вниз, заставляя согнуться. - ИСколько притащил?
- Больше, чем тебе было надо. Как договорились? Принимаю только камнями.
- На какое имя?
- Миль. В телефонной книге не найдешь.
- Сразу отдам, - колечко, принесенное из дома, не стоило ни гроша. Обычное, посеребренное, свою цену оно обретало отрабатывало лишь своим возрастом и малахитом, заключенным в аляповатую оправу. Но то, что имеет ценность только как воспоминание для простых людей, для Йеми - нечто особенное. Немногон, совсем крупицы = вот все, что есть у жителей Среднего уровня об этих существах, и среди них особое знание о любви низинников ко времени и старине. Говаривали, что они используют знания, заложенные в камнях, для особых ритуалов. Хранят в специальных архивах, чтобы передать будущим поколениям. Другие же утверждали, что события прошлого - излюбленный корм обитателей глубин, и, точно вино, оно должно быть выдержанным и редким. Третьи же во все это не верили, утверждая, что камни - лишь один из немногих материалов, хранящихся в подземных коллекциях, словно в пещерах драонов.
Сама же Хармони не интресовалась. Да и вряд ли будет беда, если она пожертвует кольцом. Зима в этом годжу - гость ранний, а снег - слишком частый, чтобы оставаться без топлива.
- Хочу оценить, - бледная, украшенная простым перстнем кисть выскользнула из рукава, как морда сурка из норы. Пальцы плотно обхватили ободок кольца, заключая в прочные тиски. - Кто носил?
- Бабушка.
- Считай, что договорились, - драгоценость скользнула на его палец, и рука исчезла. Угли в горячей обертке все сильнее потянули вниз, и Хармони пристроила их на коленях, наслаждаясь исходящим теплом. - Ещзе что-то на обмен?
ты это не продашь.
- А есть, на что покупать? - низинник пристроился на парапет непозволительно близко от нее, заставив напрячься. Его аура, тяжелая, точно окутанная паутиной, коснулась ее шеи, полезла под плащ. Энергию от тянул неслабо, что уж тут говорить.
- Нет, нету.
- Тогда мне пора, - еще раз вдохнув ее жизни, он поднялся. Хар тоже встала на ноги. Всего на полторы головы ниже, а по голосу - так вообще ее ровесник. - Захочешь дозаправки - приходи.
- Этой вполне, - крышка сумки скользнла в сторону, открывая темное метрчатое нутро, где покоилось несколько книг. Идеальное место для свертка.
Зашуршала бумага, и Хар не удержалась - сунула пальцы внутрь, подцепляя уголек. Горячий, сладковато-пряный, он запылал на языке раскаленным леденцом, разливая по телу жизнь. Будь на свете штрафы за магический допинг, ее бы оштрафовали. Благо хоть покупа законна.
Миль ушел не прощаясь. Только поправил капюшон, хмыкнул себе под нос и исчез в глубинах метро, оставляя Хармони в ее естественном одиночестве. Ее пусть был еще далек, а лестница - хрупка, особенно теперь, когда участились набеги Бойтов, а соратники разбежались кто куда. Страшно это - быть одной, да еще на ступенях, не отороченных перилами.

URL
   

Тетрадь

главная